Возмещение убытков по агентскому договору

Взыскание задолженности по агентскому договору — это совокупность досудебных, судебных и мер исполнительного производства по возврату (взысканию) дебиторской задолженности по соглашению между агентом (одна сторона договора) и принципалом (другая сторона), по которому агент за вознаграждение взял на себя обязанности по поручению принципала совершать любые юридические и иные действия.

Суть агентского договора

Основные положения агентского договора в Российской Федерации регулируются 1005 статьей 52 главы Гражданского кодекса.

Предмет агентского договора законодательно не ограничен, вследствие чего такого рода соглашения могут описывать самый широкий спектр действий агента.

Это и разнообразные юридические действия, и услуги по поиску, продаже или приобретению услуг и товаров, операции с транспортом или объектами недвижимости.

В более узком понятии агентский договор – тип посреднического соглашения. При этом, определение агентского договора гораздо шире, чем простой договор поручения или договор комиссии.

В практике работы российских третейских судов встречаются случаи, где предметом агентского договора выступают различные маркетинговые и социологические исследования и замеры, проводимые агентом, сбор информации в пользу принципала.

Иногда это привлечение оптовых и розничных клиентов для сбыта товаров и услуг принципала, поиск поставщиков по определенным критериям или партнеров, а также услуги представительства в различных регионах России.

Агентский договор по сути является юридическим фактом, порождающим обязательства, и фиксирующий факт возникновения этих обязательств, описанных в соглашении, у одной из сторон соглашения по совершению различного рода действий по поручению другой.

Так как предметом агентского договора является обязательства по совершению любых юридических и иных действий, то возможно определить два основных вида агентского договора. В первом случае, в рамках достигнутого соглашения, агент совершает действия не только за счет принципала, но и от его имени.

При таком виде соглашения, и права, и обязанности возникают непосредственно у принципала. В другом виде агентского договора агент также действует за счет принципала, но уже совершает юридически значимые действия от своего имени. При заключении такого типа агентского договора права по сделке и, соответственно, обязанности получает сам агент.

Несмотря на это, по положениям Гражданского кодекса, в процессе сделки принципал не только называется, но и может вступать напрямую во взаимоотношения с любой третьей стороной на протяжении всей сделки.

Практика и риски использования агентского договора

Оказание любого типа агентских работ и услуг по действующему законодательству квалифицируется как предпринимательская деятельность. Тем не менее, сторонами агентского договора могут выступать как юридические, так и физические лица.

Наиболее часто в практике работы арбитражных учреждений встречаются соглашения, где физическое лицо выполняет в проектном режиме по поручению принципала различные виды аналитических и исследовательских работ, когда такого рода роботы носят непостоянный характер, или, например, когда агент проживает или находится в интересующем принципала, но географически отдаленном от него регионе.

Агентские договора, как и некоторые другие типы коммерческих соглашений, могут быть досрочно прекращены по различным причинам. Например, вследствие отказа от его исполнения одной из сторон или невозможности удовлетворения агентом требований кредиторов по материальным обязательствам и процедуры банкротства в суде.

Риски в практике коммерческой деятельности при использовании агентских договоров могут быть минимизированы продуманным, базирующимся на нормах современного российского права содержанием соглашения. Где, помимо описания самого предмета агентского соглашения и ответственности за невыполнение обязательств, описан и механизм решения конфликтных ситуаций.

Как взыскать задолженность по агентскому договору

Когда формой соглашения между сторонами устанавливается агентский договор, практика применения которого максимально расширяет диапазон действия агента, вследствие чего возрастают и возможные риски, важна юридическая консультация на основе реального опыта рассмотрения такого типа исков.

Одну из наиболее действенных и оперативных форм разрешения возможных конфликтов предлагает третейское законодательство.

Включение арбитражной оговорки авторитетного арбитражного учреждения поможет в будущем избежать потери времени, необоснованных трат в случае не достижения согласия между сторонами соглашения.

При заключении агентского договора, настоятельно рекомендуем заранее продумать и проконсультироваться в арбитраже. Для компаний, использующих агентские договора, специалисты Арбитражного центра при АНО «Правосудие» окажут бесплатную юридическую консультацию, помощь в подготовке иска и ведению дела в суде.

Процедура взыскания задолженности по агентскому договору состоит из нескольких этапов. Одним из начальных этапов является подготовка документов и искового заявления в суд.

Исковое заявление может быть направлено в арбитражное учреждение через онлайн-форму подачи иска.

В случае возникновения трудностей при формировании искового заявления возможно обратиться за бесплатной оперативной консультацией в Отдел досудебного консультирования арбитражного центра.

Суд по агентскому договору

Судебный процесс по искам о взыскании задолженности по агентским договорам в арбитражном учреждении намного короче сроков рассмотрения дел в государственном арбитраже и в судах общей юрисдикции. Знание особенностей и механизмов работы такого рода соглашений помогает третейскому суду максимально оперативно выносить решения.

После получения исполнительного листа на решение третейского суда, взыскание долга может передано в службу судебных приставов.

Иногда, уже на этапе вынесения решения арбитражным центром, должники соглашаются с предъявляемыми претензиями со стороны истца и погашают задолженность в добровольном порядке, во избежание дальнейших правовых последствий или урона деловой репутации.

Судебная практика по агентским договорам

В арбитражной практике часто предметом иска является взыскание задолженности по агентскому договору между различного рода юридическими или физическими лицами.

Многолетняя судебная практика арбитражного центра включает в себя вынесенные решения по искам о взыскании задолженности по агентскому договору, заключенному агентом и принципалом, работающих в самых различных областях экономики.

Это позволяет арбитрам центра заметно снизить временные издержки на анализ различного рода нюансов взаимоотношений сторон соглашения.

Профессионализм и опыт судей арбитражного центра при АНО «Правосудие» (правопреемник Федерального Арбитражного Третейского Суда Города Москвы) один из важнейших факторов, влияющих не только на качество судебного процесса, но и заметно оптимизирующих временные и судебные расходы и иные финансовые издержки истца.

Образец арбитражного решения по агентскому договору

Для ознакомления Арбитражный центр при АНО «Правосудие» представляет несколько образцов судебных решений по взысканию задолженности по агентскому договору из судебной практики арбитражного учреждения.

Исполнительный лист по агентскому договору

Исполнительный лист по агентскому договору содержит номер дела, резолютивную часть решения, даты (вынесения решения и вступления решения в силу), адрес и реквизиты арбитражного учреждения, на основании решения которого выдан исполнительный лист. А также основные сведения о должнике и взыскателе.

Если должник или взыскатель — юридические лица, то обязательно указывается полное наименование организации и его юридический адрес. Если физическое лицо, то ФИО, год и место рождения, место жительства (пребывания) и место работы.

Ниже представлен образец исполнительного листа Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области на решение арбитражного учреждения.

Возмещение убытков по агентскому договоруВозмещение убытков по агентскому договоруВозмещение убытков по агентскому договоруВозмещение убытков по агентскому договору

Источник: https://rossud.ru/practice/agency-agreement

Возмещение убытков по агентскому договору

02 июля 2019

Вс разъяснил порядок взыскания с подрядчика убытков, понесенных заказчиком по агентскому договору

02.07.2019 | Адвокатская газета | Татьяна Кузнецова

Как указал Суд, одно лишь решение третейского суда, по которому заказчик работ понес убытки перед третьим лицом, не может быть основанием для взыскания их с подрядчика, если тот не привлекался к участию в третейском разбирательстве.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке определения ВС.

По мнению одного из них, выводы о том, что в действиях ответчика нет признаков неправомерного поведения, повлекшего за собой убытки для истца, полностью обоснованы.

Другой полагает, что Судебная коллегия ВС выполнила не свойственную ей функцию оценки доказательств по делу, и у Суда не было оснований для вывода о надлежащем выполнении ответчиком подрядных работ.

27 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-18843 по спору между сторонами подрядного договора относительно взыскания с подрядчика убытков, уплаченных заказчиком третьему лицу по агентскому договору.

Агент возместил принципалу убытки за нарушение подрядчиком работ

В сентябре 2015 г.

ПАО «Русолово» (агент) и ОАО «Оловянная рудная компания» (принципал) заключили агентский договор, по условиям которого агент обязался за вознаграждение от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике оловорудного месторождения в Хабаровском крае. Согласно п. 5.4 договора принципал имел право оштрафовать агента за убытки от выполненных подрядчиком работ, а также в случае неполучения руды на рудный склад в соответствии с его производственной программой.

Через месяц «Русолово» заключило с ЗАО «Южное горно-строительное управление» договор подряда на выполнение вышеуказанных работ. Спустя некоторое время заказчик в одностороннем порядке отказался от договора, но затем стороны перезаключили его.

Впоследствии «Оловянная рудная компания» в порядке третейского судопроизводства взыскала с «Русолова» расходы по устранению недостатков в работе подрядчика и третейский сбор на сумму 19,6 млн руб.

Согласно решению третейского суда принципал понес убытки в связи с частичным демонтажем аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов. Ущерб также включал в себя расходы компании на электроэнергию, оплату труда сезонных работников для переработки руды и производство продукции в виде оловосодержащего концентрата в связи с осуществлением запуска обогатительной фабрики.

После этого «Русолово» предъявило судебный иск к подрядчику о взыскании убытков на сумму, взысканную с компании по решению третейского суда. В обоснование своих требований общество ссылалось на то, что убытки возникли из-за нарушения ответчиком своих подрядных обязательств.

Суды разошлись в оценке действий подрядчика

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он пришел к выводу о недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для взыскания с ответчика убытков.

При этом суд исходил из того, что подрядчик не являлся стороной агентского договора, а спорные договоры подряда не содержали ссылок на него.

В этой связи суд заключил, что агентский договор, заключенный между истцом и третьим лицом, не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей.

Кроме того, арбитражный суд указал на недоказанность выполнения подрядчиком некачественных работ, поскольку в договорах подряда не оговаривались условия об их качестве, а ответственность подрядчика возникает в случае обнаружения заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Апелляционный суд отменил это решение и удовлетворил иск в полном объеме. В дальнейшем окружной суд поддержал постановление апелляции. Обе судебные инстанции пришли к выводу о наличии причинно-следственной связи между ненадлежащим выполнением ответчиком подрядных работ и убытками истца.

Так, хотя апелляционный суд подтвердил обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что участники спора являлись сторонами самостоятельных договоров, однако он пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского и подрядных договоров. Вторая инстанция также постановила, что взыскание с «Русолова» убытков по решению третейского суда стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов, что было зафиксировано в журнале маркшейдерских указаний.

Верховный Суд оставил в силе решение первой инстанции

ЗАО «Южное горно-строительное управление» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, судья которого сначала отказался принимать ее к производству. После отмены зам.

председателя Верховного Суда РФ соответствующего определения судьи ВС кассационная жалоба заявителя поступила на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, которая после изучения материалов дела № А40-117021/2017 пришла к выводу о ее обоснованности.

Читайте также:  Договор займа с залоговым обеспечением

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС № 7 от 24 марта 2016 г. Суд напомнил, что под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Как следует из вышеуказанных разъяснений Пленума, кредитор доказывает не только наличие у него убытков, но и их размер, а также причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

«Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер», – указал ВС.

Проанализировав условия подрядных договоров, высшая судебная инстанция заключила, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров в 2016 г. Именно за их невыполнение в указанном объеме по вине подрядчика «Русолово» несло ответственность перед третьим лицом по агентскому договору. Кроме того, стороны договоров подряда определили перечень необходимых вспомогательных работ.

Во втором договоре подряда стороны согласовали, что за невыполнение объема работ по графику, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по выработке руды, заказчик вправе требовать от подрядчика возмещения убытков в соответствии со ст.

15 ГК РФ, ответственность же сторон, не предусмотренная договором, определялась в соответствии с вышеуказанным кодексом. Но Верховный Суд выявил отсутствие в журнале маркшейдерских указаний записей о невыполнении подрядчиком объема горной выработки.

В данном документе была отражена только необходимость срочного выполнения вспомогательной работы – крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы.

«В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы третьего лица, положенные в основу решения, принятого третейским судом.

Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у общества «Оловянная рудная компания» ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов», – отмечено в определении Суда.

  • Кроме того, Суд отметил, что исходя из условий подрядных договоров ненадлежащее выполнение обществом «Южное горно-строительное управление» вспомогательных работ могло повлиять лишь на размер оплаты результата таких работ.
  • С учетом изложенного Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции.
  • Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Мальбин отметил, что в рассматриваемом деле Судебная коллегия ВС РФ выполнила не свойственную ей функцию оценки доказательств по делу.

Об этом, по словам эксперта, свидетельствует отсутствие в определении какой-либо аргументации, связанной с неправильным применением апелляцией и кассацией норм материального права, а также ссылок на конкретные нормы права, которые были бы нарушены ими.

«Фактически основной аргумент Коллегии для отмены принятых по делу судебных постановлений состоит в том, что представленные истцом доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве», – резюмировал адвокат.

По его мнению, само по себе несогласие ответчика с представленными истцом доказательствами, хотя бы он и не принимал участия в третейском разбирательстве, не свидетельствует о том, что ответчик выполнил свои работы надлежащим образом.

«Возражая против иска, ответчик обязан представить доказательства надлежащего исполнения своих обязанностей.

Однако, судя по тексту определения, таких доказательств ответчик не представил, а значит, у Суда не было оснований для вывода о том, что работы были выполнены ответчиком надлежащим образом», – заключил Дмитрий Мальбин.

Наш комментарий:

Марина Байкова, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

Изложенная в определении Верховного Суда РФ позиция должна, в первую очередь, привлечь внимание субъектов предпринимательской деятельность и показать им необходимость тщательной проработки условий договоров на этапе заключения договоров.

Возмещение убытков по агентскому договору

Байкова Марина ИльиничнаВедущий юрист

В свою очередь ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT Марина Байкова полагает, что лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать совокупность следующих обстоятельств: наличие убытков и их размер; противоправное поведение, повлекшее причинение вреда; причинную связь между противоправностью поведения и убытками.

«Такой подход всегда используется судами при рассмотрении требований о взыскании убытков, и данное дело не является исключением.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела, а также Верховный Суд РФ не установили в действиях ответчика признаков неправомерного поведения, повлекшего за собой убытки для истца, что отчасти вызвано условиями заключенных договоров. Соответственно, отказ в удовлетворении исковых требований закономерен», – считает эксперт.

  1. Юрист добавила, что изложенная в определении Верховного Суда РФ позиция должна, в первую очередь, привлечь внимание субъектов предпринимательской деятельности и показать им необходимость тщательной проработки условий договоров на этапе их заключения, особенно когда отношения оформляются между несколькими лицами.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/vozmeshenie_ubytkov_po_agentskomu_dogovoru/

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров, Обзор судебной практики от 14 октября 2014 года

Перед изучением Обзора
рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.
Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентских
договоров

Специфика агентского
договора заключается в соединении в нем элементов посреднических
договоров (договора поручения и комиссии), а кроме того, он может
строиться и по модели договоров поручения, и по модели договоров
комиссии, допускает совершение не только юридических, но и
фактических действий.

По агентскому договору
одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по
поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия
от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет
принципала (п.1
ст.1005 ГК РФ).

Существенным условием
договора является его предмет: юридические и (или) фактические
действия, которые агент или субагент должен совершить по поручению
принципала или агента.

Агентский (субагентский)
договор является возмездным (ст.1006
ГК РФ). В случае если в договоре отсутствует условие о размере
агентского вознаграждения, такой размер определяется в соответствии
с п.3
ст.

424 ГК РФ. При отсутствии в договоре условий о порядке
уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать
вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом
отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев
делового оборота не вытекает иной порядок уплаты
вознаграждения.

Агентский договор может
предусматривать ограничения прав принципала и агента. Ст.

1007
ГК РФ выделяет такие ограничения, как:


обязательство принципала не заключать аналогичных агентских
договоров с другими агентами, действующими на определенной в
договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой
территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности,
составляющей предмет агентского договора.


обязательство агента не заключать с другими принципалами
аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на
территории, полностью или частично совпадающей с территорией,
указанной в договоре.

Условия агентского
договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять
работы или оказывать услуги исключительно определенной категории
покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям
(заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на
определенной в договоре территории, являются ничтожными.

Принципал обязан
заплатить вознаграждение в соответствии с договором, возместить
расходы агента по исполнении поручения и принять исполнение.

В
свою очередь агент обязан выполнять поручение принципала в
соответствии с условиями договора, своевременно представлять
принципалу отчеты (включая финансовые). Согласно ст.

1008
ГК РФ агент обязан отчитываться перед принципалом в порядке и
сроки, которые предусмотрены договором. При отсутствии в договоре
соответствующих условий агент должен представлять отчет по мере
исполнения им договора либо по окончании действия договора.

При
этом, по общему правилу, к отчету агента должны быть приложены
необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет
принципала (п.п.1,
2
ст.1008 ГК РФ). Выполнять поручение принципала необходимо
лично, при этом в случае привлечения субагента ответственным
остается агент.

Отчет агента считается
принятым, если принципал не сообщил агенту о своих возражениях по
нему в течение 30 дней со дня получения отчета, если соглашением
сторон не установлен иной срок (п.3
ст.1008 ГК РФ).

Субагент может
действовать от своего имени или от имени агента, если это
предусмотрено договором субагентирования, а также от имени
принципала, но только в том случае, если по условиям агентского
договора агент действует от имени принципала и последним была
выдана доверенность с правом передоверия по правилам п.1
ст.187 ГК РФ (п.2
ст.1009 ГК РФ).

Ниже приводится обзор
выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным
вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских
договоров, а именно:


Признание договора незаключенным/недействительным;


  • Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения;

  • Условие об ограничении агентским договором прав принципала и
    агента;

  • Отступление от указаний принципала;

  • Расходы на выполнение поручений принципала;

  • Пределы ответственности агента;

  • Обязательства по договору исполнены не полностью или частично одной
    из сторон;

  • Субагентский договор;

  • Односторонний отказ от исполнения договора.

II.
Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и
расторжении агентских договоров

1.
Признание договора незаключенным/недействительным

1.1. Постановление ФАС
Московского округа от 21.02.

2013 по делу N А41-46690/11

Исковые
требования:

Общество с ограниченной
ответственностью «ХИЛВУД» обратилось в суд с иском к обществу с
ограниченной ответственностью «Сорел Инвест» о взыскании основного
долга по агентскому договору и процентов за пользование чужими
денежными средствами.

Решение суда:

Суд отменил решение суда
апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой
инстанции об удовлетворении первоначально заявленных исковых
требований в полном объеме и отказе в удовлетворении встречных
исковых требований.

Позиция суда:

Вывод суда
апелляционной инстанции о том, что агентский договор является
незаключенным на основании
ст.ст.

432,
1005 ГК
РФ в связи с отсутствием между сторонами соглашения по
существенным условиям договора (несогласование условия, а именно в
отношении каких свободных площадей агент должен совершать действия
по поиску потенциальных арендаторов), основан на неправильном
толковании норм материального права и сделан без учета заключенного
между ООО «Сорел Инвест» и ООО «Спортмастер» договора аренды
нежилых помещений, принадлежащих ответчику, а также имеющейся в
материалах дела переписки сторон и наличия свидетельских
показаний.

Как следует из
материалов дела, 08.11.2010 между ООО «ХИЛВУД» (Агент) и ООО «Сорел
Инвест» (Принципал) заключен агентский договор по условиям которого
Агент за определенное договором вознаграждение обязуется от имени и
за счет Принципала совершать действия по поиску арендаторов на
свободные нежилые помещения для заключения договоров аренды с
Принципалом (п.п.2.1, 3.1.5 договора).

В соответствии с п.1.6
под понятием «Свободные площади» в договоре указаны площади,
находящиеся на объекте, не занятые другими арендаторами, имуществом
арендаторов и/или Принципала, предназначенные для сдачи в аренду,
определяются Принципалом.

Вместе с тем
достижение соглашения относительно коммерческих условий аренды и
указание свободных площадей не является обязательным для сторон
агентского договора.

Поскольку в силу
п.4.1.5 Агент не имеет права заключать договоры от имени
Принципала, то наличие либо отсутствие обоюдно согласованных между
Агентом и Принципалом условий о согласовании свободных площадей не
может влиять на возможность заключения договора аренды между
Принципалом и Арендатором.

1.2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от
15.10.2013 по делу N А56-47233/2012
 

Исковые
требования:

Общество с ограниченной
ответственностью «2К Недвижимость-Деловые Консультации» обратилось
в суд с иском (с учетом уточнения заявленных требований в порядке
ст.

Читайте также:  Как ип, применяющему усн, учесть расходы на приобретение основных средств

49
АПК РФ) к закрытому акционерному обществу «Балтийская
жемчужина», в котором просило:


признать ничтожной часть п.4.4 агентского договора следующего
содержания: «4.4.

Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в
течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором
обязательств по уплате арендной платы и других платежей,
предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного
или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в
полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в
п.2.2.5 Договора.»;


признать ничтожной часть второго предложения п.4.10 Договора (в
редакции дополнительного соглашения от 22.12.2010 N 2) следующего
содержания: «С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает
право на получение Агентского вознаграждения»;


взыскать 6027982 руб.

Решение суда:

Суд кассационной
инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в
силе решение суда первой инстанции.

Суд первой инстанции
исковые требования удовлетворил частично: п.4.4 договора признал
недействительным в части условия о выплате агентского
вознаграждения в течение 10 (десяти) банковских дней после
исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и
других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в
отношении одного или нескольких лотов, указанных в Приложении N 1 к
Договору, в полном объеме и после подписания сторонами акта,
указанного в п.2.2.5 Договора, в остальной части иска отказал.

Позиция суда:

Признавая
недействительным п.4.4 Договора в части предложения: «Агентское
вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти)
банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате
арендной платы и других платежей, предусмотренных договором
субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов,
указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после
подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора», суд
первой инстанции исходил из того, что указанное в нем условие
противоречит
ст.157
и п.1
ст.1005 ГК РФ и расходится с толкованием применения данных
норм, содержащимся в определении Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 21.03.2012 N ВАС-17519/11. Суд отказал в
признании недействительным п.4.10 Договора в части предложения «С 1
октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение
Агентского вознаграждения», сделав на основании
ст.431
ГК РФ вывод о том, что указанное предложение следует
рассматривать в контексте всего содержания п.4.10 Договора, которым
установлена причинно-следственная связь между конкретными
действиями сторон, сроками этих действий и возможностью утраты
права на получение агентского вознаграждения, в связи с чем
посчитал иск в данной части необоснованным. Кроме того, суд пришел
к выводу, что размер агентского вознаграждения не может быть
определен исходя из условий Договора.

Как пояснил суд, из
условий п.п.1.1, 1.4 и 2.2 Договора следует, что ООО «2К
Недвижимость» взяло на себя обязанности по поиску не просто
потенциальных инвесторов, но конкретных лиц, готовых заключить
договор на участие в проекте. В п.4.

1 Договора стороны установили,
что агентское вознаграждение рассчитывается как процент от величины
арендной платы, получаемой ЗАО «Балтийская жемчужина» по договору
субаренды земельного участка. Более того, в п.4.

3 Договора
указывается на возможность заключения иного договора для
использования конкретных участков, при заключении которого также
выплачивается вознаграждение. На возникновение обязанности
выплатить вознаграждение только при условии заключения договора
указывают и п.п.2.2.5, 4.6 и 4.

7 Договора, при этом в силу п.2.2.3
ежемесячные отчеты не могут заменить агентский отчет, так как они
прямо названы информационными.

При указанных
обстоятельствах следует признать, что суд первой инстанции сделал
законный и обоснованный вывод о том, что предметом Договора
являлись действия агента по поиску конкретных арендаторов для
заключения договора аренды и условие о сумме оплаты его услуг 1% от
стоимости договора, но не более суммы, указанной в приложении N 1 к
Договору, поставлено в зависимость от заключения договоров на
использование земельных участков, следовательно, оснований считать
такое условие ничтожным по мотиву безвозмездности не
имеется.

Таким образом, факт
признания ничтожным п.4.4 Договора как не соответствующего
требованиям
ст.157
и ст.

1006
ГК РФ, не порождает обязанности ЗАО «Балтийская жемчужина»
выплатить вознаграждение, выплата которого поставлена в зависимость
от достижения конкретного результата — заключения договора
субаренды либо иного договора на использование конкретного участка
(лота), а не только от действий третьих лиц по исполнению уже
заключенных договоров.

Поскольку, как
установлено судами обеих инстанций, договоры на использование
земельных участков в период действия Договора не были и не могли
быть заключены, так как все инвесторы, подобранные истцом, не
выразили желания подписать какие-либо договоры с ЗАО «Балтийская
жемчужина», то есть цель агентирования достигнута не была,
оснований для отмены решения суда первой инстанции и переоценки
обстоятельств дела у суда апелляционной инстанции не
имелось.

Примечание:

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420225528

Вс разъяснил порядок взыскания с подрядчика убытков, понесенных заказчиком по агентскому договору

27 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-18843 по спору между сторонами подрядного договора относительно взыскания с подрядчика убытков, уплаченных заказчиком третьему лицу по агентскому договору.

Агент возместил принципалу убытки за нарушение подрядчиком работ

В сентябре 2015 г.

ПАО «Русолово» (агент) и ОАО «Оловянная рудная компания» (принципал) заключили агентский договор, по условиям которого агент обязался за вознаграждение от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике оловорудного месторождения в Хабаровском крае. Согласно п. 5.4 договора принципал имел право оштрафовать агента за убытки от выполненных подрядчиком работ, а также в случае неполучения руды на рудный склад в соответствии с его производственной программой.

Через месяц «Русолово» заключило с ЗАО «Южное горно-строительное управление» договор подряда на выполнение вышеуказанных работ. Спустя некоторое время заказчик в одностороннем порядке отказался от договора, но затем стороны перезаключили его.

Впоследствии «Оловянная рудная компания» в порядке третейского судопроизводства взыскала с «Русолова» расходы по устранению недостатков в работе подрядчика и третейский сбор на сумму 19,6 млн руб.

Согласно решению третейского суда принципал понес убытки в связи с частичным демонтажем аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов. Ущерб также включал в себя расходы компании на электроэнергию, оплату труда сезонных работников для переработки руды и производство продукции в виде оловосодержащего концентрата в связи с осуществлением запуска обогатительной фабрики.

После этого «Русолово» предъявило судебный иск к подрядчику о взыскании убытков на сумму, взысканную с компании по решению третейского суда. В обоснование своих требований общество ссылалось на то, что убытки возникли из-за нарушения ответчиком своих подрядных обязательств.

Суды разошлись в оценке действий подрядчика

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он пришел к выводу о недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для взыскания с ответчика убытков.

При этом суд исходил из того, что подрядчик не являлся стороной агентского договора, а спорные договоры подряда не содержали ссылок на него.

В этой связи суд заключил, что агентский договор, заключенный между истцом и третьим лицом, не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей.

Кроме того, арбитражный суд указал на недоказанность выполнения подрядчиком некачественных работ, поскольку в договорах подряда не оговаривались условия об их качестве, а ответственность подрядчика возникает в случае обнаружения заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Апелляционный суд отменил это решение и удовлетворил иск в полном объеме. В дальнейшем окружной суд поддержал постановление апелляции. Обе судебные инстанции пришли к выводу о наличии причинно-следственной связи между ненадлежащим выполнением ответчиком подрядных работ и убытками истца.

Так, хотя апелляционный суд подтвердил обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что участники спора являлись сторонами самостоятельных договоров, однако он пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского и подрядных договоров. Вторая инстанция также постановила, что взыскание с «Русолова» убытков по решению третейского суда стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов, что было зафиксировано в журнале маркшейдерских указаний.

Верховный Суд оставил в силе решение первой инстанции

ЗАО «Южное горно-строительное управление» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, судья которого сначала отказался принимать ее к производству. После отмены зам.

председателя Верховного Суда РФ соответствующего определения судьи ВС кассационная жалоба заявителя поступила на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, которая после изучения материалов дела № А40-117021/2017 пришла к выводу о ее обоснованности.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС № 7 от 24 марта 2016 г. Суд напомнил, что под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Как следует из вышеуказанных разъяснений Пленума, кредитор доказывает не только наличие у него убытков, но и их размер, а также причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

«Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер», – указал ВС.

Проанализировав условия подрядных договоров, высшая судебная инстанция заключила, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров в 2016 г. Именно за их невыполнение в указанном объеме по вине подрядчика «Русолово» несло ответственность перед третьим лицом по агентскому договору. Кроме того, стороны договоров подряда определили перечень необходимых вспомогательных работ.

Во втором договоре подряда стороны согласовали, что за невыполнение объема работ по графику, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по выработке руды, заказчик вправе требовать от подрядчика возмещения убытков в соответствии со ст.

15 ГК РФ, ответственность же сторон, не предусмотренная договором, определялась в соответствии с вышеуказанным кодексом. Но Верховный Суд выявил отсутствие в журнале маркшейдерских указаний записей о невыполнении подрядчиком объема горной выработки.

В данном документе была отражена только необходимость срочного выполнения вспомогательной работы – крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы.

«В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы третьего лица, положенные в основу решения, принятого третейским судом.

Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у общества “Оловянная рудная компания” ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов», – отмечено в определении Суда.

Кроме того, Суд отметил, что исходя из условий подрядных договоров ненадлежащее выполнение обществом «Южное горно-строительное управление» вспомогательных работ могло повлиять лишь на размер оплаты результата таких работ.

С учетом изложенного Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Мальбин отметил, что в рассматриваемом деле Судебная коллегия ВС РФ выполнила не свойственную ей функцию оценки доказательств по делу.

Об этом, по словам эксперта, свидетельствует отсутствие в определении какой-либо аргументации, связанной с неправильным применением апелляцией и кассацией норм материального права, а также ссылок на конкретные нормы права, которые были бы нарушены ими.

Читайте также:  Ответственность сторон по агентскому договору

«Фактически основной аргумент Коллегии для отмены принятых по делу судебных постановлений состоит в том, что представленные истцом доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве», – резюмировал адвокат.

По его мнению, само по себе несогласие ответчика с представленными истцом доказательствами, хотя бы он и не принимал участия в третейском разбирательстве, не свидетельствует о том, что ответчик выполнил свои работы надлежащим образом.

«Возражая против иска, ответчик обязан представить доказательства надлежащего исполнения своих обязанностей.

Однако, судя по тексту определения, таких доказательств ответчик не представил, а значит, у Суда не было оснований для вывода о том, что работы были выполнены ответчиком надлежащим образом», – заключил Дмитрий Мальбин.

В свою очередь ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT Марина Байкова полагает, что лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать совокупность следующих обстоятельств (наличие убытков и их размер; противоправное поведение, повлекшее причинение вреда; причинную связь между противоправностью поведения и убытками).

«Такой подход всегда используется судами при рассмотрении требований о взыскании убытков, и данное дело не является исключением.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела, а также Верховный Суд РФ не установили в действиях ответчика признаков неправомерного поведения, повлекшего за собой убытки для истца, что отчасти вызвано условиями заключенных договоров. Соответственно, отказ в удовлетворении исковых требований закономерен», – считает эксперт.

Юрист добавила, что изложенная в определении Верховного Суда РФ позиция должна, в первую очередь, привлечь внимание субъектов предпринимательской деятельность и показать им необходимость тщательной проработки условий договоров на этапе заключения договоров, особенно когда отношения оформляются между несколькими лицами.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-poryadok-vzyskaniya-s-podryadchika-ubytkov-ponesennykh-zakazchikom-po-agentskomu-dogovoru/

Интересный случай с агентским договором

Фирма А в 2015 г. заключила договоры с ресурсоснабжающими организациями на коммунальные услуги, которые действуют по сей день.

В августе 2017 фирма А продала недвижимость фирме Б. В сентябре фирма Б продала недвижимость фирме С. После этого фирма А направила фирме Б на подписание агентский договор со следующими условиями: фирма А (Агент) от своего имени но за счет фирмы Б (Принципал) обязуется оплачивать коммунальные услуги и передавать их Принципалу за агентское вознаграждение.

  • По данному вопросу фирма А обратилсь к аудитору и он указал следующее:
  • «Неверный вывод в части использования действующих договоров для агентирования.
  • Стороны свободны в заключении договора и могут прямо в договоре указать, что Агент с целью организации оказания коммунальных услуг Принципалу может заключать сделки от своего имени и за счет Принципала, либо действовать в интересах Принципала в рамках уже заключенных сделок с третьими лицами.

Суть здесь – в интересах Принципала и его согласии с имеющимися сделками Агента, а не в поручении последнего и последующем его исполнении. Если используется действующая сделка Агента для Принципала и в его интересах – то кто оспорит данную сделку? Налоги также уплачены будут в бюджет и рисков я в данном случае не вижу».

Существенным условием агентского договора является его предмет, согласно которому, как указано в ст. 1005 ГК РФ одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

  То есть агент обязуется совершить действия уже после заключения агентского договора. Сами сделки с ресурсоснабжающими организациями уже заключены агентом. Тем более следует учитывать тот факт, что недвижимость была в собственности Принципала всего 1 месяц. Целесообразно в данном случае сделать соглашение между  А и Б о компенсации расходов по коммуналке.

Предполагаю, что в данном случае агентский договор в принципе не применим.

В подтверждение своей позиции приведу в пример Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Р от 17 ноября 2004 г. N 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» где в п.

6 ВАС указывает следующее: «Кроме того, суд установил, что стороны не могли на основании пункта 2 статьи 425 ГК РФ распространить действие договора комиссии на прошлое время, поскольку в тот период никаких отношений между ними не существовало.

При названных обстоятельствах суд обоснованно отказал истцу во взыскании комиссионного вознаграждения, указав, что сделка, отвечающая признакам сделки во исполнение комиссионного поручения, совершенная по времени до заключения договора комиссии, не может быть признана исполнением договора комиссии.

На этом основании комитент правомерно отказался принимать эту сделку на свой счет, уплачивать вознаграждение и покрывать расходы по исполнению комиссионного поручения».

Аудитор не прав.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/interesnyj_sluchaj_s_agentskim_dogovorom/60867

Минимизация рисков при заключении посреднических договоров

Практика показывает, что многие компании и индивидуальные предприниматели регулярно используют посреднические договоры.

Они необходимы, чтобы доставить грузы, совершить юридически значимые действия, расширить количество покупателей продукции, поставить продукцию за рубеж. Однако посреднические договоры имеют целый ряд рисков.

Рассмотрим основные риски, которые могут возникнуть при заключении договоров на оказание посреднических услуг, и пути их минимизации.

Виды посреднических договоров и их особенности

  • Прежде чем говорить об определенных рисках посреднических взаимоотношений, рассмотрим виды посреднических договоров и их особенности. Понятие «посреднический договор» в законодательстве отсутствует, однако в Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ) поименованы следующие виды договоров, которые фактически являются посредническими:
  • • договор поручения;
  • • договор комиссии;
  • • агентский договор.

Данные договоры имеют общие черты, однако между ними существует достаточное количество различий (см. таблицу).

Сравнительный анализ посреднических договоров
Критерий сравнения Договор поручения Договор комиссии Агентский договор
Сторона по договору Доверитель/поверенный Комитент/комиссионер Принципал/агент
Особенности договора По договору поручения поверенный обязуется совершить от имени и за счет доверителя определенные юридические действия По договору комиссии комиссионер обязуется по поручению комитента за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента По агентскому договору агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению принципала юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала
Оформление доверенности Необходимо, когда наличие доверенности является условием исполнения договора поручения Не требуется Необходимо в том же случае, что и для договора поручения (если агентский договор построен по аналогии с договором поручения)
Срок договора Определенный или неопределенный срок Определенный или неопределенный срок Определенный или неопределенный срок
Предоставление отчета Если это требуется по условиям договора или следует из характера поручения Требуется Требуется
Отмена поручения В любое время В любое время При бессрочном договоре — с уведомлением не позднее чем за 30 дней
Прекращение договора
  1. В результате:
  2. • отмены поручения доверителем;
  3. • отказа поверенного
  • В результате:
  • • отказа комитента от исполнения договора;
  • • отказа комиссионера от исполнения договора
В результате: • отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия

Все три вида посреднических договоров предусматривают в качестве обязательного условия агентское вознаграждение. Так, согласно ст. 972 ГК РФ доверитель обязан уплатить поверенному вознаграждение, если это предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручения. Аналогичная норма содержится в ст.

991 ГК РФ в отношении вознаграждения комиссионера. Вознаграждение посреднику уплачивается и по агентскому договору. На основании ст. 1006 ГК РФ принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре.

При отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения.

Однако при заключении агентского договора всегда есть опасения, что агент не исполнит свои обязательства или возникнут споры с налоговыми органами.

Риски при заключении посреднических договоров

По посредническим договорам возникают риски гражданско-правового характера, риски расчетов, ценообразования, работы с разными принципалами и налоговые риски. Рассмотрим каждый из названных рисков и покажем, как их нивелировать.

Риски гражданско-правового характера

Посредник может быть наделен как широкими полномочиями (поиск покупателей, установление цены, заключение договоров), так и незначительными (приобретение авиабилетов от имени принципала).

Соответственно, чем шире полномочия посредника, тем больше рисков у принципала. В связи с этим в договоре нужно точно определить действия, которые должен совершить посредник.

В противном случае привлечь его к ответственности за невыполнение обязательств по договору будет достаточно сложно.

Кроме того, существуют риски переквалификации договора.

Так, договор, предметом которого является заключение договоров от имени доверителя, но не совершение фактических действий, по своей правовой природе является договором поручения, а не агентским (Постановление ФАС Уральского округа от 24.06.2013 № Ф09-4718/13 по делу № А60-38808/2012). Следовательно, в договоре необходимо четко установить предмет договора.

Рекомендуется в приложении к договору привести перечень услуг (физических действий), которые должен оказать (выполнить) посредник за посредническое вознаграждение.

Встречаются ситуации, когда принципал выплачивает агентское вознаграждение в твердой сумме путем предоплаты, а посредник не выполняет свои обязательства (например, должен найти новых клиентов, но ничего для этого не делает).

Какие действия предпринял посредник, насколько эффективна работа того или иного посредника, позволит установить детализированный отчет агента. Такой отчет целесообразно утвердить в качестве обязательного приложения к договору.

  1. Рассмотрим основную часть отчета агента по агентскому договору.
  2. Фрагмент отчета агента об исполнении поручения по агентскому договору
  3. За период с 01 января по 31 января 2015 г. агентом произведена оптовая продажа следующего товара, принадлежащего принципалу:
Наименование проданного товара Количество проданного товара Продажная цена единицы товара Продажная цена реализованного товара, всего
с учетом НДС, руб. в том числе НДС, руб. с учетом НДС, руб. в том числе НДС, руб.
Настенные часы арт. 153846 100 1180 180 118 000 18 000
Итого 100 1180 180 118 000 18 000

Агентское вознаграждение составляет 10 % от суммы проданных товаров в размере 11 800 руб., в том числе НДС (18 %) — 1800 руб.

Итого продано товара на сумму 118 000 руб., в том числе НДС — 18 000 руб.

Выручка переведена на счет принципала платежным поручением от 17.02.2015 № 51.

Агентом удержано агентское вознаграждение и понесенные им затраты:

Наименование затрат, агентское вознаграждение Сумма, руб. НДС, руб. Всего с учетом НДС, руб.
Транспортировка товара 1000 180 1180
Агентское вознаграждение 10 000 1800 11 800
Итого 12 980

Сумма, полученная принципалом, составляет 105 020 руб. (в том числе НДС).

  • Такой отчет позволяет определить:
  • • какие услуги были оказаны;
  • • какое агентское вознаграждение причитается по договору;
  • • насколько эффективна работа агента.

Следует обратить внимание на отдельные условия посреднического договора.

Например, если срок совершения действий, порученных агенту, определен календарной датой и одновременно поставлен в зависимость от события, которое может не наступить, суд может признать его несогласованным (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.05.

2013 по делу № А12-22005/2012). По этой причине во избежание рисков целесообразно указывать конкретные сроки, когда должно быть исполнено поручение, или давать ссылку на конкретное действие.

Источник: https://www.profiz.ru/peo/4_2015/minimizacija_riskov/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector