Что такое принцип добросовестности

Под добросовестностью следует понимать субъективное состояние человека при совершении им юридически значимых действий, его неосведомленность о фактах, опорочивающих внутреннюю либо внешнюю законность акта и способных заставить честного в правовом смысле индивида отказаться от их совершения, несмотря на то, что формальные препятствия для этого отсутствуют. Проще говоря, предполагается реализация прав без нарушений законодательства и ущемления интересов иных лиц. Своим поведением человек показывает честность своих намерений, не допускает обмана в рамках отношений, в которые он вступает. Принцип добросовестности в гражданском праве применяется на всех этапах нормативного регулирования. Рассмотрим его подробнее. Что такое принцип добросовестности

Нормативная база

Правовые принципы рассматриваются как основные начала, общие положения системы, имеющие обязательный характер ввиду своего законодательного закрепления. О них говорится в ГК.

Все они в равной степени важны для всех участников оборота. Принцип разумности и добросовестности в гражданском праве имеет особое значение в рамках взаимодействия государственных структур и населения.

Немаловажное значение он имеет и в договорных отношениях.

Основные положения

В соответствии с ГК РФ, за всеми гражданами признана равная правоспособность. Это означает, что все субъекты имеют одинаковые возможности при осуществлении той или иной деятельности. Одним из важнейших принципов выступает неприкосновенность собственности. Он закрепляется Конституцией.

В Основном Законе сказано, что никого нельзя лишить собственности, кроме как по решению суда. Принудительно допускается изымать имущество исключительно на возмездной основе.

Одной из новелл ГК считается принцип свободы договора. Он предполагает, что каждый субъект волен самостоятельно выбирать, вступать ему в сделку или нет.

Участники оборота могут заключать любые сделки, не противоречащие законодательным нормам.

Что такое принцип добросовестности

Специфика регулирования

Реализация гражданских прав может определенным образом ограничиваться, если этого требует существующий правопорядок. К примеру, может запрещаться деятельность, предполагающая ущемление интересов конкурентов.

Не допускаются действия юрлиц и граждан, совершаемые с намерением причинить вред другим субъектам. Права должны реализовываться разумно и добросовестно.

В случае нарушения этого предписания виновные привлекаются к ответственности.

Законодательство закрепляет ряд юридических инструментов, которые субъект, чьи интересы ущемлены, может использовать для восстановления своего положения.

К примеру, если какое-либо печатное издание опубликует ложные сведения о лице, порочащие его честь, потерпевший может потребовать через суд опровержения этой информации, а также возмещения вреда (морального в том числе). В этом случае подается виндикационный иск.

Принцип добросовестности в гражданском праве: характеристика понятия

Приобретение лицами своих юридических возможностей осуществляется в их интересах по их воле. Под последней следует понимать целенаправленный и осознанный выбор модели своего поведения и его результатов. Интересом называют стремление получить определенные блага от совершаемых действий.

В новой редакции ГК существенно усилен принцип добросовестности. В гражданском праве он уже достаточно длительное время признан на доктринальном уровне. Однако ни ранее действовавшая, ни современная редакция Кодекса не дают четкого его определения. Это, в свою очередь, порождает ряд проблем.

Поправки в Кодекс вступили в действие с 01.03.2013 г. В качестве одного из самых значимых новшеств стало официальное закрепление принципа добросовестности. Он рассматривается как ключевой ориентир для поведения участников оборота.

Законодатель, уравновешивая правила, закрепляющие свободу договорных отношений и автономию воли, устанавливает, что при приобретении, реализации, защите гражданских прав, а также при выполнении обязанностей, субъекты должны действовать добросовестно.

Предусматривая это требование, нормотворцы, однако, не определяют четких критериев надлежащего поведения лиц. Безусловно, нельзя предусмотреть все случаи, при которых должен реализовываться принцип добросовестности. В гражданском праве возникает огромное количество отношений и связей.

Закон может охватить только самые распространенные, типичные из них. Тем не менее можно попытаться разъяснить принцип добросовестности в гражданском праве. Кратко говоря, он предполагает поведение, соответствующее предписаниям законодательства.

Что такое принцип добросовестности

Специфика запрещенных действий

Никто не может извлекать доход или иное преимущество из поведения, нарушающего принцип добросовестности в гражданском праве. Статья 10 ГК конкретизирует рамки реализации субъектами их юридических возможностей. В норме перечень запрещенных действий существенно расширен (в сравнении с ранее существовавшей редакцией Кодекса).

Одна из форм поведения, нарушающего принцип добросовестности в гражданском праве, – злоупотребление юридическими возможностями. Оно может выражаться по-разному. Законодательство приводит некоторые квалифицирующие признаки весьма размыто и условно.

Например, в качестве злоупотребления выступает поведение в обход норм с противозаконной целью. Эта категория считается наименее очевидной в плане точности квалификации. В законодательстве отсутствуют четкие критерии, по которым поведение субъекта можно было бы расценивать как действия «в обход норм».

Соответственно, это порождает неопределенность на практике.

Последствия противозаконного действия

Рассматривая принцип добросовестности в гражданском праве России, необходимо обратить внимание на специфику результатов поведения «в обход норм». Обратимся к уже упомянутой выше ст. 10 ГК. В действующей редакции нормы закреплено, что при нарушении запрета на злоупотребление своим правом субъекту может быть отказано в защите его прав.

Что такое принцип добросовестности

Принцип добросовестности в гражданском праве: судебная практика

Ст. 10 Кодекса допускает вариативность, выражающуюся в частичном или полном отказе от защиты интересов истца. Уполномоченная инстанция осуществляет выбор на основании изученных обстоятельств дела. В этом проявляется принцип добросовестности и справедливости.

В гражданском праве защита интересов осуществляется исключительно посредством подачи иска. По мнению юристов, размытость, неконкретность формулировок, отсутствие четких критериев для квалификации поведения субъекта и, следовательно, выбора мер воздействия порождает предпосылки для формирования разных подходов при разбирательстве дел.

Эксперты считают, что необходимо выработать единую позицию при рассмотрении споров, в которых в качестве ответчиков выступают субъекты, нарушившие принцип добросовестности.

В гражданском праве присутствуют нормы, регламентирующие поведение субъектов. Они рассматриваются как оценочные положения.

Такие нормы используются главным образом для установления конкретных пределов судебного усмотрения.

Имущественные отношения

Анализируя законодательные нормы, можно вывести общий принцип добросовестности. В гражданском праве присутствуют положения, регламентирующие конкретные отношения. Особую категорию составляют имущественные взаимодействия. В нормах, регламентирующих их, наиболее полно раскрывается принцип добросовестности.

В гражданском праве России закрепляются разные юридические возможности лиц, связанные с имуществом. В качестве основного выступает право собственности. Оно предполагает распоряжение, пользование и владение имуществом. Для характеристики последнего используется понятие добросовестности. Его суть раскрывается ст. 302 ГК. В п.

1 нормы закреплено, что добросовестным признается субъект, который не знал и не мог знать о том, что гражданин, у которого он приобрел имущество за плату, не имел права отчуждать материальные ценности. Что такое принцип добросовестности

Пояснения

Отграничивая общие и инные принципы добросовестности в гражданском праве, законодатель указывает, что специальными требованиями, установленными для поведения участников оборота, можно руководствоваться и вместе с основополагающими критериями. Это особенно актуально в случаях, когда нельзя использовать аналогию норм.

Вместе с тем ГК по умолчанию предполагает, что участники оборота соблюдают принцип разумности и добросовестности. В гражданском праве этот факт презюмируется, однако при определенных условиях.

Например, если защита интересов ставится в зависимость от законности поведения, то она предполагается по умолчанию. Это означает, что участник оборота не обязан доказывать, что соблюдал принцип добросовестности.

В гражданском праве это бремя возлагается на вторую сторону отношений.

Необходимость корректировок закона

Многие юристы, анализируя нормативные акты, закрепляющие принцип добросовестности и справедливости в гражданском праве, указывают на несоответствие их современной обстановке в стране и в мире. Обосновывают свою позицию эксперты следующим.

Учитывая значение принципа добросовестности в гражданском праве, существующих ссылок на него как на субъективный критерий, используемый для оценки действий участников оборота, и объективное основание нормативного регулирования отношений между ними явно недостаточно для эффективного воздействия на взаимодействующих лиц.

При рассмотрении споров, касающихся добросовестности граждан, суды руководствуются основными началами законодательства, в которых о ней не говорится, или на частноправовые принципы. Отсутствие четкого нормативного закрепления отрицательным образом сказывается на законности выносимых решений в международных инстанциях.

Принцип добросовестности в гражданском праве – это одно из базовых положений, зафиксированных в законодательствах большей части стран мира. Он соответствует представлениям существующей сегодня юридической доктрины.

В законодательствах отдельных стран СНГ принцип добросовестности закреплен достаточно четко. Что такое принцип добросовестности

Запреты

Устанавливая принцип добросовестности, законодательство закрепляет обязанность участников правоотношений совершать правомерные действия при приобретении, реализации и защите своих прав, а также выполнении обязанностей. Инстанции, уполномоченные рассматривать споры, при вынесении решений обосновывают свою позицию ссылками на ст. 9-10 ГК.

Дополнительно к указанным выше предписаниям законодательство устанавливает запрет для любого субъекта извлекать блага из своего недобросовестного поведения. Это ограничение также используется при разбирательстве дел. Вместе с тем в судебных решениях недобросовестное поведение отождествляется с незаконным. Это, в свою очередь, влечет запрет на использование выгоды от него.

Равенство участников оборота

Оно предполагает реализацию трех принципов: справедливости, диспозитивности и добросовестности. Первый заключается в:

  1. Гармоничном сочетании публичного и частного интересов.
  2. Восстановительной природе норм.
  3. Возможности защитить нарушенные интересы.

Принцип диспозитивности предполагает:

  1. Свободу договора.
  2. Неприкосновенность собственности.
  3. Запрет на произвольное вмешательство в частные дела.
  4. Беспрепятственную реализацию юридических возможностей.
  5. Инициативность и самостоятельность участников оборота.

Специфика установлений

Что такое принцип добросовестности

Выводы

Признание лица добросовестными или недобросовестным, по сути, означает оценку его поведения. Оно может быть расценено как законное или незаконное. Между тем, за неправомерность в контексте добросовестности не следует наказание. Законодательство предусматривает более мягкие, гибкие меры. Например, в качестве санкций могут выступать:

  1. Блокирование возникновения обязанностей и прав.
  2. Передача имущества в собственность.
  3. Компенсация вреда.
  4. Изъятие материальных носителей, исключительных прав.
  5. Реституция и пр.

Все эти меры воздействия могут использоваться в случаях неосмотрительной или умышленной реализацией субъектом его юридических возможностей. Для лица в таких ситуациях вопрос «что осуществлять» стал выше вопроса «как».

Внутренние сомнения при реализации права гражданин принес в жертву формальным, внешне законным пределам возможностей, свой эгоизм он предпочел проявить сознательно, во вред интересам окружающих (государству, обществу).

Другими словами, была создана видимость надлежащего поведения.

Заключение

В новой редакции ГК отмечается существенное усиление признаков добросовестности. С одной стороны, это положительным образом влияет на состояние оборота и защиту интересов его участников. Вместе с тем эксперты отмечают и множество проблем.

В большинстве случаев сложности на практике возникают ввиду отсутствия легального определения и четких критериев добросовестности.

Вследствие этого возникает необходимость толкования, формируется угроза для неоправданного расширения усмотрения лиц, уполномоченных разрешать споры по существу, а исход дел становится непредсказуемым.

Несмотря на то что принцип добросовестности существует в системе гражданского права достаточно давно, сферы его распространения, возможности и последствия применения не изучены до конца.

В настоящее время многие вопросы остаются дискуссионными. Принцип добросовестности регламентирует не только злоупотребление правом, но и случаи, когда такое неправомерное поведение отсутствует или когда содержание ст.

10 Кодекса не может справиться с возникшим казусом.

Одна из таких ситуаций предусматривается в ст. 6, согласно которой он используется при аналогии. Принцип добросовестности реализуется и в тех случаях, когда ст. 10, несмотря на ограничения, ею же установленные, сама станет средством злоупотребления. В такой ситуации должны использоваться положения ст. 1 Кодекса в комплексе с отраслевыми нормами.

В целом же для обеспечения более четкого применения принципа добросовестности действующее законодательство должно быть подвергнуто изменениям, направленным на восполнение пробелов.

Источник: https://BusinessMan.ru/obschee-ponyatie-i-printsip-dobrosovestnosti-v-grajdanskom-prave.html

Добросовестность в гражданском законодательстве

Определение 1

Гражданское право принято понимать как совокупность норм права, которые устанавливают границы имущественных и личных отношений в рамках правового поля с целью реализации прав субъектов гражданских правоотношений, регуляции между ними экономических взаимоотношений.

Читайте также:  Ндс по договору лизинга у лизингодателя

Гражданское право выступает главной отраслью права при регулировании частных взаимоотношений между субъектами правоотношений.

Нормативно-правовые акты гражданского законодательства принимаются на федеральном уровне и, следовательно, едины для всей страны. Согласно ст.

3 Гражданского кодекса РФ, к гражданскому законодательству относятся Гражданский кодекс РФ и в соответствии с ним принятые федеральные законы, однако такой подход разделяют не все исследователи, большинство к понятию гражданского законодательства относит также нормативно-правовые акты, которые приняты в соответствии с нормами гражданского законодательства, но не входящими в состав ГК РФ или ФЗ РФ к нему относящихся.

Что такое принцип добросовестности

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Понятие добросовестности в гражданском законодательстве

Добросовестность как принцип в гражданском законодательстве был закреплен только в 2013 году и с этих пор он выступает как один из регуляторов в деятельности субъектов гражданских правоотношений. Основные положения данного принципа закреплены в Гражданском кодексе РФ в ст. 1 п. 3 и 4.

Определение 2

Принцип добросовестности в рамках гражданского законодательства выступает как требование, которое не допускает извлечения преимущества из своих действий, если они нарушают законные интересы прочих субъектов отношений.

Принцип добросовестности в гражданском законодательстве

В ст. 1 Гражданского кодекса РФ закреплен принцип добросовестности, что говорит о его главенстве над остальными нормами. Однако, п.1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ закрепляет равенство между принципами добросовестности и недопустимости злоупотребления. Большинство исследователей сходятся во мнении о единстве интерпретации этих понятий и их взаимодополняемости.

Критерии добросовестности

  • При осуществлении своих правомочий субъект правоотношений должен учитывать интересы других субъектов, которых касаются его действия. Добросовестный субъект правоотношений не нарушает права других субъектов и учитывает их интересы при осуществлении своей деятельности.
  • Любой субъект правоотношений, который осуществляет свою деятельность, должен быть дееспособен, чтобы его оценивали по критериям добросовестности.
  • При оценке действий субъектов гражданских правоотношений необходимо соотнести к понятию добросовестность понятие недобросовестных поступков, ведь при оценке согласно принципу добросовестности необходимо опираться не только на определение закона, учет разных обстоятельств, но и на житейский опыт.

Определение 3

Под понятием недобросовестности принято понимать психическое отношение к своим действиям или бездействиям, которое основывается на положении «знал и должен был знать».

Таким образом, в состав понятия недобросовестности входят интеллектуальные и волевые составляющие.

Понятие добросовестности многие исследователи рассматривают с позиции разделения его на составляющие добра и совести. Добро предполагает положительное начало в нравственности, которое противоположно злому. Совесть предполагает нравственное сознание человека, которое выражается в оценочном подходе к своим или чужим действиям, на основании понимания категорий добра и зла.

Замечание 1

Исходя из этой позиции, добросовестность принято понимать как правило поведения, согласно которому действуют субъекты правоотношений при оценке своей деятельности, в соответствии с социальными нормами, которые равны для всех.

Презумпция добросовестности

Традиционно гражданское законодательство в России исходит из презумпции добросовестности субъектов правовых отношений.

Эта презумпция предполагает, что субъекты, участвующие в правоотношениях, не должны доказывать свою добросовестность, однако защищаться от обвинения в недобросовестности данные субъекты обязаны.

При этом, исходя из судебной практики суд может признать поведение субъекта правоотношении недобросовестным по собственной инициативе.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/grazhdanskoe_zakonodatelstvo/dobrosovestnost_v_grazhdanskom_zakonodatelstve/

Вс рф разъяснил, как работает принцип добросовестности

При этом, как пояснил судья ВС РФ Иван Разумов, новшество состоит в том, что постановление разъясняет механизм реализации данной нормы. Так, если суд усматривает признаки недобросовестности одной из сторон, он должен при рассмотрении дела вынести на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

При установлении недобросовестного поведения одной из сторон суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Перепост разрешается

Отдельный раздел постановления посвящен применению судами норм ГК РФ о защите нематериальных благ, в частности права на изображение.

Как пояснил ВС РФ, размещение гражданином в общем доступе в интернете своего изображения не дает права другим лицам на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица.

В то же время обстоятельства размещения гражданином своего изображения в сети могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование данного изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено такое изображение.

  • Так, если социальная сеть имеет функцию «Поделиться изображением», размещение там фотографии может трактоваться судом как согласие на ее перепост другими пользователями соцсети.
  • В постановлении говорится, что участник коллективного фотоснимка сможет использовать это изображение по своему усмотрению без получения согласия от других изображенных на снимке лиц, если они не запретили такое использование и если изображение не содержит информацию о частной жизни других лиц.
  • Как пояснили разработчики, суд может, например, признать недобросовестным поведение одного из разведенных супругов, который после развода начнет распространять изображения старых семейных фото.

Согласие на использование изображения не требуется, уточняет ВС РФ, если гражданин является публичной фигурой.

Правда, только в том случае, если единственной целью обнародования его изображения не является удовлетворение обывательского интереса к частной жизни публичной персоны либо извлечение прибыли.

Не требуется согласие известного лица, если снимок сделан в публичном месте, в том числе, в открытых судебных заседаниях или на мероприятиях.

Критерии злоупотербления

Наличия официального диагноза «хронический алкоголизм» или «наркомания» не требуется для ограничения судом дееспособности гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками и наркотиками, следует из проекта постановления, который во вторник обсудил Пленум Верховного суда России.

Постановление Пленума ВС РФ закрепляет критерии, которыми могут руководствоваться суды при разрешении вопросов об ограничении дееспособности граждан. Так, для такого ограничения не требуется наличия официального диагноза «хронический алкоголизм» или «наркомания», суд должен оценивать весь спектр доказательств.

Злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение, поясняется в проекте.

При этом, как подчеркнула высшая судебная инстанция, наличие у других членов семьи заработка не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина, если будет установлено, что он обязан содержать членов своей семьи, а вместо этого либо не оказывает необходимой материальной помощи, либо сам полностью или частично находится на содержании у членов семьи.

Недействительные сделки

ВС РФ разъяснил вопросы применения норм ГК о недействительности сделок.

Как пояснили разработчики, если до корректировки Гражданского кодекса сделки, противоречащие закону или другому нормативному акту, признавались ничтожными, то теперь такие сделки по общему правилу считаются оспоримыми.

В связи с чем участникам гражданского оборота надо иметь в виду, что срок подачи иска об оспаривании такой сделки уменьшился с трех лет до одного года.

В постановлении перечисляются сделки, являющиеся ничтожными в силу прямого указания закона. В частности, сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Пленум разъяснил, что под публичными интересами понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды.

Условиями сделки, противоречащими публичному порядку и, следовательно, ничтожными, судам следует расценивать, например, такие условия, которые нарушают явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

Источник: https://ria.ru/20150623/1082842469.html

Принцип добросовестности и его влияние на правоприменительную практику

Понятие «добросовестность» все чаще становится объектом внимания ученых-правоведов.

Данный принцип применительно к гражданскому процессу является основополагающим, оказывающим влияние на достижение конечной цели гражданского судопроизводства — защиты прав и законных интересов заинтересованных субъектов.

Потому как принцип – это «философская категория, нормативное общее высказывание, содержащее определенное требование к осуществлению познавательной, практической и духовной деятельности[1]».

В современном гражданском законодательстве Российской Федерации принцип добросовестности и не конкретизирован, имеется лишь его упоминание в п.3 ст.

1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в соответствии с которым участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Также данный принцип упоминается в п.5 ст.

10 ГК РФ, согласно которому «добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются[2]».

Так, согласно ч.3 ст.17 Конституции РФ при осуществлении прав гражданином не должны нарушаться права и свободы других лиц, иными словами, реализация прав должна быть правомерной. Близкая формулировка используется в ч.1 ст.

10 ГК РФ, в соответствии с которой «не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)[3]».

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) идет дальше, потому как ст.41 закрепляется не только добросовестное пользование предоставленными процессуальными правами, но и возможность наступления негативных последствий в случае злоупотребления этими правами и недобросовестном поведении.

Таким образом, законодатель лишь обозначил в общих чертах понятие данного принципа, как в нормах материального права, так и в нормах процессуального права, однако какой-либо конкретики указанные ранее положения нормативно-правовых актов касаемо понятия «добросовестности» не внесли.

Считаем, что для того, чтобы ответить на вопрос «что есть принцип добросовестности» и исследовать его содержание, необходимо обратиться к истории его возникновения.

Принцип добросовестности широко применялся ещё в римском праве. Римские преторы — должностные лица, наделенные судебной властью — были уполномочены разрешать споры, которые не укладывались в рамки негибкого, архаичного цивильного (квиритского) права, руководствуясь принципом «доброй совести».

Римские юристы исходили из того, что добросовестность является критерием права: действуешь добросовестно, значит, действуешь в рамках права. Западноевропейская традиция понимает добросовестность как критерий не права, а критерий поведения.

Более последовательно и продуктивно понимание добросовестности не как стандарта поведения, а как критерия права. Кто формально следует закону и действует недобросовестно, тот считается нарушившим закон.

Кто в «серой» зоне, четко не урегулированной законом, действует добросовестно, тот считается соблюдающим закон, а тот, кто действует недобросовестно, тот считается нарушителем этого закона[4].

Таким образом, понятие «добросовестность» может использоваться как в узком значении, подчеркивающем необходимость надлежащего исполнения всех условий договорного обязательства, так и в широком – для обозначения социально приемлемого поведения.

Принцип добросовестности запрещает любое поведение, которое бы было направленно исключительно для достижения собственной выгоды без учета интересов контрагентов.

Действительно, злоупотребление правом, ненадлежащее исполнение обязательств, совершение мнимых и притворных сделок – это недобросовестное поведение. Однако запрет злоупотреблять правами, заключать мнимые и притворные сделки итак существует в законодательстве, но суть понятий «добросовестное» и «недобросовестное» поведение значительно шире.

Об этом свидетельствует то, что гражданском судопроизводстве добросовестное поведение может быть правомерным; добросовестное поведение может быть неправомерным; недобросовестное поведение может быть правомерным; недобросовестное поведение может быть неправомерным[5]. В связи с этим, нельзя отождествлять добросовестность и правомерность поведения.

В свете вышесказанного, видится наиболее верной позиция Соловьевой Т.В., доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии, согласно которой поведение участника гражданского процесса можно обоснованно назвать добросовестным по ряду основных критериев: честность, экономичность и правомерность[6].

Вопрос о необходимости закрепления понятия «добросовестного поведения» как такового является дискуссионным не один десяток лет.

Хотелось бы отметить определение принципа добросовестности, которое дает энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А.

Ефрона: «в отличие от доброй совести, добросовестность означает субъективное состояние лица при совершении юридических актов, его неосведомленность об обстоятельствах, опорочивающих внешнюю или внутреннюю правомерность акта и могущих заставить честного в юридическом смысле человека отказаться от его совершения, несмотря на отсутствие формальных к тому препятствий. При оценке юридических последствий многих актов такое субъективное состояние лица принимается во внимание и влечет за собой значительное видоизменение этих последствий для добросовестного контрагента, сравнительно с недобросовестным[7]».

Читайте также:  Как открепиться от поликлиники - при переезде

«Некоторыми отечественными юристами конца XIX — начала XX в. включение в гражданский закон общей обязанности добросовестного поведения рассматривалось как привнесение в право элементов морали, а с нею и судейского произвола и поэтому отвергалось.

Были и сторонники появления данной нормы в законе — они утверждали, что в обороте есть интересы, которые не могут быть защищены без нее.

Для советских юристов включение в Кодекс норм, отсылающих к буржуазной морали, вообще представлялось недопустимым[8]».

Однако, как мы можем увидеть из анализа нормативно-правовых актов, принцип добросовестности, так или иначе был введен в гражданское право, несмотря на дискуссии отечественных правоведов и «железного занавеса» Советского периода.

Отсутствие точной формулировки добросовестного поведения, естественно, является пробелом в законе, потому как говорить об отклонениях от добросовестного поведения возможно только лишь в том случае, когда определены рамки, критерии добросовестности.

И до тех пор, пока законодатель не установит критерии добросовестного поведения, участникам оборота следует ориентироваться на задаваемые судебной практикой стандарты. А в ситуациях, где они еще не выработаны, учитывать, что, как правило, суды предъявляют достаточно высокие требования к разумному добросовестному лицу[9].

Более подробно о тенденциях и сложившейся правоприменительной практике в отношении принципа добросовестности и его применения мы поговорим в следующем параграфе нашей работы.

          Принцип добросовестности в правоприменительной практике судов Российской Федерации.

Согласно исследованию, проведенному Фогельсоном Юрием Борисовичем, профессором кафедры международного публичного и частного права НИУ «Высшая школа экономики», «с 2002 г. суды начинают ссылаться на ст. 10 ГК РФ, но процент этих ссылок невысок и шесть лет держится на постоянном уровне. Затем, в ноябре 2008 г.

, вышло информационное письмо Президиума ВАС РФ № 127 и процент ссылок на ст. 10 ГК РФ рванул вверх и продолжает расти с высокой скоростью. Такой рост процента ссылок, по-моему, можно объяснить только одним: ежегодно суды находят новые ситуации, к которым, по их мнению, применима ст. 10 ГК РФ, т.е.

все больше и больше расширяют сферу применения этой нормы[10]».

По мнению Фогельсона, данный рост связан с тем, что произошло отождествление недобросовестности со злоупотреблением правом, инициированное ВАС РФ в 2008 г. и закрепленное в ГК РФ в 2013 г.

И мы согласимся с мнением Фогельсона, потому как сам законодатель приравнял недобросовестное поведение к злоупотреблению правом в п.1 ст.10 ГК РФ.

Данная мысль была развита в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127, согласно которому «как следует из статьи 10 Кодекса (прим. ГК РФ), отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление.

Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления[11]».

Данная правовая позиция укрепила тенденцию, направленную на постепенное сращение и отождествление понятий «недобросовестное поведение» и «злоупотребление правом».

Это проблема не только российского права, данная тема остается дискуссионной и подходы разграничения этих двух понятий различаются в зависимости от страны, в рамках которой рассматривается данный вопрос, однако в Европе сформирована единая точка зрения, что недобросовестность более широкое понятие, чем злоупотребление правом.

Одной и серьезных вех в применении принципа добросовестности является выход в свет Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В п.

1 названного Постановления закреплено право суда самостоятельно признавать недобросовестным поведение участника гражданского спора, даже если об этом не просила противоположная сторона, а также выносить на обсуждение обстоятельства, которые, по мнению Суда, могут отказывать на недобросовестность стороны по делу.

Фактически судам предоставлена возможность занимать активную позицию в гражданских процессах, в частности делать самостоятельные выводы о недобросовестности участников спора.

Часть ученых правоведов сходятся во мнении, что в ближайшем будущем могут сбыться опасения И.А. Покровского, который утверждал, что «мы попадем на наклонную плоскость, по которой неизбежно докатимся до полного судейского контроля над всей областью оборота с точки зрения совершенно субъективных и произвольных представлений о «справедливости», «социальном идеале»[12]».

Яркий тому пример Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2015 № 306-ЭС14-3497 по делу № А12-8206/2009[13]. В данном деле оспаривалась сделка по реализации имущества компании-банкрота, совершенная на торгах на основании утвержденного комитетом кредиторов положения о продаже имущества должника.

Положение это на момент совершения оспариваемой сделки было в силе, однако на следующий день оно было признано судом недействительным. Суды апелляционной и кассационной инстанции посчитали, что основания для уничтожения сделки, которая была основана на действительном положении, отсутствуют.

Судебная коллегия, отменяя эти судебные акты, указала, что добросовестный покупатель, приобретая имущество несостоятельного должника начальной стоимостью свыше 600 миллионов руб.

, не мог не ознакомиться с положением о продаже такого имущества и с ходом дела о банкротстве и, как следствие, выяснить о существовавшем споре о действительности положения.

При этом ВС РФ указал, что в рамках осуществления подобной сделки, приобретатель обязан проявлять интерес к юридической чистоте сделки, а в случае, если он не проявит такого интереса, то покупатель добровольно принимает на себя риски неблагоприятных последствий.

С одной стороны, подобная судебная практика формирует определенные стандарты к участникам оборота, которые в обозримом будущем помогут сформировать такую модель поведения, при которой каждый из участников оборота будет иметь четкое представление о том, какие действия обезопасят его от определенных негативных последствий.

Однако нельзя не отметить, что в таком случае не совсем ясен смысл п.5 ст.10 ГК РФ, согласно которой добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Потому как в обозримом будущем мы можем столкнуться с тем, что без конкретных критериев, которые позволят охарактеризовать поведение участников оборота как добросовестное или недобросовестное, данная характеристика будет целиком и полностью зависеть от суда.

Фактически слова И.А.

Покровского могут стать пророческими, и мы получим  тотальный контроль за оборотом со стороны судейского корпуса, который будет волен трактовать поведение участников гражданско-правовых отношений как добросовестное или недобросовестное без общепризнанных критериев,  в отсутствие которых такая классификация будет поставлена в зависимость от правосознания отдельного судьи, его представления о справедливости и понимания «добросовестности».

В таком случае, встает логичный вопрос: способна ли судебная практика дать четкое определение добросовестности, которое будет применяться повсеместно, ввести определенные стандарты, а также ввести критерии, по которым будет возможно охарактеризовать поведение участника правоотношений как добросовестное? А. Берлин видит развитие принципа добросовестности «в кассационной практике ВС РФ и окружных судов в течение последующих лет в виде накопления массива стандартов, отражающих объективную добросовестность в различных ее проявлениях[14]». С учетом того, что судебный прецедент не является источником права в Российской Федерации, рассчитывать на это в корне не верно, также необходимо учитывать тот факт, что судебная практика крайне неоднородна и названные критерии могут разница в зависимости от субъекта Российской Федерации.

В данном случае, наиболее верным видится выработка указанных положений на законодательном уровне, либо же введения их в очередном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Анализ нормативно-правовых актов Российской Федерации показал, что в современном гражданском законодательстве РФ принцип добросовестности и не конкретизирован, имеется лишь его упоминание в Гражданском кодексе Российской Федерации, Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, Конституции Российской Федерации. Само введение данного принципа в гражданское законодательство России было предметом для дискуссии многих отечественных ученых правоведов на протяжении более чем 100 лет.

Исходя из этого, законодатель лишь обозначил в общих чертах понятие данного принципа, как в нормах материального права, так и в нормах процессуального права, однако само понятие «добросовестности» в нормативно-правовых актах отсутствует, также отсутствуют в них и критерии, которые бы с уверенностью позволили определить добросовестно или недобросовестно действует участник оборота. Часть ученых и юристов-практиков, считает, что такие критерии и стандарты поведения, которое можно охарактеризовать, как добросовестное сформирует судебная практика.

Однако существует точка зрения, которая базируется на том, что отсутствие точной формулировки добросовестного поведения – пробел в законодательстве.

Потому как говорить об отклонениях от добросовестного поведения возможно только в том случае, когда определены четкие рамки, критерии добросовестности, в противном случае, нельзя исключать установления тотального контроля за оборотом со стороны судейского корпуса, который будет трактовать поведение участников в отсутствие установленных законодателем критериев добросовестного поведения исходя из внутренних убеждений, представления о справедливости и понимания «добросовестности» конкретного судейского состава.

С одной стороны, первый подход позволит придать гибкости в разрешении вопроса о добросовестности поведения участников процесса, позволит суду более полно исследовать все аспекты их поведения, рассмотреть различные факторы, которые повлекли за собой те или иные действия стороны.

И этот вариант прекрасно сработал в случае, если бы судебная практика была признана источником права.

В реалиях Российской Федерации, стороны в рамках судебного спора могут столкнуться с проблемой, когда в судах разных субъектов, а может и в одном и том же суде, понимание добросовестного поведения, а также критерии, которые позволяют разграничить добросовестное и недобросовестное поведение, будут отличаться друг от друга.

Подводя итог проведенному исследованию, в настоящее время нам видится верным выработка понятия «добросовестность», а также основных критериев и стандартов, позволяющих определить поведение стороны как добросовестное на законодательном уровне, либо же введения их в очередном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Также отмечаем, что этот перечень может и должен быть открытым, потому как каждый судебный спор уникален и индивидуален, а набор определенных критериев и стандартов, которые были бы близки к универсальным, помог бы сформировать единый подход судов по данному вопросу.

         Список литературы

  1. Лебедев С.А. «Философия науки: Словарь основных терминов» — М.: Академический Проект, 2004.

Источник: https://gtlaw.ru/2018/03/22/printsip-dobrosovestnosti-i-ego-vliyanie-na-pravoprimenitelnuyu-praktiku/

Принцип добросовестности в российском гражданском праве

  • Аветисян Мелик Размикович
  • студент 2 курса, Юридический Институт ТГУ,  г. Томск
  • E-mail: melave92@yandex.ru
  • Зезекало Александр Юрьевич

научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент,  ЮИ ТГУ, г. Томск

В современном обществе понятие «добросовестность» имеет широкое применение. Данное словосочетание используется как в обыденной жизни человека для оценки его поведения в обществе, так и в юриспруденции для оценки поведения субъекта гражданского оборота.

  Добросовестность, «будучи продуктом правового принципа формального равенства и соразмерности в отношениях обмена, отражает необходимое соучастие субъекта правового общения в формировании и поддержании правовых установок и принципов»[7], поэтому ее предлагается закрепить в ГК как один из принципов гражданского права. В наиболее общем смысле добрая совесть выражает, видимо, исходную позицию лица, уважающего своего контрагента, видящего в нем равного себе и этим актом признания и приравнивания постоянно воспроизводящего право на элементарном и тем самым на всеобщем уровне [11].

Принцип права, являясь идейной основой всей системы, руководящим началом, представляет собой генеральный уровень императивов для всех ее элементов.

Практическая значимость принципов права состоит в способности выступать критерием надлежащей и ненадлежащей реализации прав и исполнения обязанностей. Они, помимо всего прочего,  способны разрешить возникающие в процессе реализации коллизии норм.

Данные начала служат ориентиром в осуществлении прав и обязанностей для всех субъектов правоотношений.

Читайте также:  Порядок исправления кадастровой ошибки земельного участка

В действующем Гражданском кодексе РФ, среди прочих, упоминается принцип добросовестности в отношениях субъектов. Из текста п. 2 ст.

6 ГК РФ следует, что законодатель приравнивает требования добросовестности, разумности и справедливости к общим началам и смыслу гражданского законодательства, что, по сути, означает ожидание правопорядком проявления этих качеств каждым субъектом любого гражданского правоотношения. Однако ст.

6 сформулирована так, что применить рассматриваемый принцип практически невозможно: к требованию добросовестности можно прибегать, только лишь если отношения сторон прямо не урегулированы законом, и только лишь если к ним не могут быть применена аналогия закона.

И совершенно не случайно Концепция развития гражданского законодательства РФ, а вслед за ней и проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ» предполагают значительно усилить роль названного принципа, сделать его реально действующим для российского права, как это многие десятилетия существует в большинстве зарубежных правопорядков.

В соответствии с указанным законопроектом, ст.1 части первой ГК РФ дополнена следующими нормами: п.4 «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» и п.

5: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Исключительная важность этих новелл в том, что впервые законодательно будет прямо закреплен принцип добросовестности – моральный по своей сущности.

Но близость категории добросовестности к морально-нравственным нормам не означает ее  идентичности последним.

Хотя она и имеет, подобно моральным нормам, этическую составляющую, но при этом снабжена, в отличие от последних, вполне конкретным прагматичным содержанием, чрезвычайно важным для устойчивости гражданского оборота.

Добросовестность можно охарактеризовать как стремление участника гражданского оборота максимально исключать возможность нарушения его поведением субъективных прав и законных интересов других лиц, осуществлять свои права в строгом соответствии с их объемом и назначением.

Добросовестность предписывается участникам оборота и предполагается, пока не доказано обратное.

Добросовестность участников гражданского оборота означает, что злоупотребление субъективным правом в ущерб другим участникам оборота влечет за собой, во-первых, отказ в защите этого права, а во-вторых, применение мер гражданско-правовой ответственности.

Введение этого принципа, по сути, попытка законодателя абстрагироваться от принципов чистой выгоды. Иными словами, обязанность по сотрудничеству межу сторонами состоит не в том, чтобы, отказавшись из чистого альтруизма от собственных выгод, заботиться о выгодах другого, но в том, чтобы стремиться не столько к достижению своих личных выгод, сколько к общей и поэтому общеполезной цели.

Сам термин «добросовестность» образовался в результате слияния слов «добрая» и «совесть». По мнению И.Б.

Новицкого, «добрая совесть по этимологическому смыслу таит в себе такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении» [11]. Г.Н. Амфитеатров рассматривал добросовестность как извинительное заблуждение (незнание, неведение фактов), а суть ее видел в определении необходимой степени осмотрительности участника гражданского оборота [5]. Согласно толковому словарю С.Н. Ожегова «добросовестный» – честно, старательно выполняющий свои обязанности, обязательства [12, с. 169]. Однако, в любом случае, само понятие добросовестности носит оценочный характер и опирается на соблюдение любым субъектом обыденной жизни, гражданского оборота норм права, морали, нравственных ценностей, на положительное поведение субъекта. При этом наличие в поведении субъекта гражданского правоотношения  умышленного злоупотребления правом с причинением вреда другой стороне и с целью извлечения собственной выгоды,  свидетельствует о его недобросовестности.

История существования требования добросовестности при осуществлении прав в российском гражданском праве невелика.

Впервые подобное требование было введено в отечественное законодательство Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (ст. 5). Раннее советское гражданское право использовало термин «добропорядочность» (ГК РСФСР 1922 г.

). В ГК РСФСР 1964 г. говорилось только о добросовестном приобретателе (ст. 152) и недобросовестном владельце (ст. 155) [9].

Думается, слабая роль в ныне действующей редакции ГК РФ добросовестности как общего принципа гражданского права объясняется общественным и экономическим строем, существовавшим в момент принятия первой части ГК РФ, преследованием законодателем целей формирования и развития капиталистического общества, рыночных отношений, либеральной экономики. «Слабый» принцип добросовестности в совокупности со ст. 431 ГК РФ, устанавливающей буквальное толкование договора, ведет к тому, что даже в случае соответствия положений договора императивным нормам ГК РФ в самом договоре могут быть закреплены явно невыгодные условия для одной из сторон. Возникает проблема защиты одной из сторон от недобросовестной другой стороны по договору. В качестве примера можно привести наиболее актуальные в последнее время гражданские дела по искам о признании недействительными кредитных соглашений в части оплаты комиссионных сборов за открытие и обслуживание счетов. Ряд банков действует недобросовестно по отношению к своим клиентам, включая в кредитный договор обязательное условие при выдаче кредита – уплата подобного рода комиссионных платежей. Поэтому введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных начал представляется исключительно  своевременным и справедливым.

Кроме того, многочисленные, в том числе серьезные, экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких, как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, законные проценты, уступка требований и перевод долга, залог и др. Рассматриваемые изменения ГК РФ позволят соответствующим образом конкретизировать более частные положения: о формах злоупотребления правом, многих норм о недействительности сделок, введения института преддоговорной ответственности по известной конструкции Р. Иеринга «culpa in contrahendo», позволяющей правопорядку вмешиваться в отношения сторон еще на стадии формирования договора и согласования его условий. Этот подход требует от сторон в большей степени ориентироваться на конечный общий результат переговоров – договор, чем на собственные интересы в этих переговорах. Общая цель сторон, начавших переговоры, признается с этой точки зрения более важной, чем индивидуальные интересы каждой из сторон. Такой подход соответствует развитым зарубежным правопорядкам.

Что особо важно, в законопроекте определены сферы действия принципа добросовестности: установление прав и обязанностей, приобретение прав и обязанностей, осуществление прав и исполнение обязанностей, защита прав. Однако законопроект не дает определения рассматриваемого принципа.

Сложность состоит в установлении четкого содержания и границ данного понятия, поскольку добросовестность относится к числу оценочных категорий, включает в себя элемент субъективного восприятия (оценки) того или иного действия (бездействия).

Думается, в ходе правоприменения будут сформированы устойчивые представления об имманентности принципа добросовестности тем или иным фактическим и (или) юридически значимым действиям. Основная роль в определении содержания гражданско-правовых норм с оценочными понятиями и соответственно степени должного поведения субъектов отводится суду.

Суд оценивает правильность определения субъектом содержания оценочного понятия через совершенные действия. Участникам гражданских правоотношений заранее неизвестно, когда лицо будет считаться недобросовестным.

Неопределенность оценочных понятий и в связи с этим возможность неоднозначного их толкования и конкретизации при правоприменительном процессе вызывают острую необходимость установления тех критериев, которыми может и должен руководствоваться суд при оценке правильности тех или иных действий лица. Однако же новая редакция ст.

1 ГК РФ открывает широкий простор для судебного толкования термина «добросовестность» участника гражданского правоотношения. Чрезмерно широкое его понимание может приводить к опасным последствиям в виде ограничения какой-либо конкуренции среди хозяйствующих субъектов.

В целях искоренения случаев явной несправедливости в гражданских правоотношениях потребуется осторожное применение в судебной практике новелл ГК РФ, касающихся принципа добросовестности. В ст. 10 ГК РФ в редакции законопроекта №47538 устанавливается, что добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется. Это должно ограничить широкое понимание добросовестного поведения в смысле ст. 1 ГК РФ в новой редакции.

Итак, подобное совершенствование действующего гражданского законодательства в условиях современной экономической обстановки крайне необходимо. Следует полностью согласиться с мнением С. Сарбаша, который отмечал, что требование добросовестного поведения необходимо там и тогда, где и когда позитивное право упустило урегулировать должное поведение [14].

Законодатель объективно не в состоянии предвидеть и регламентировать все возможные случаи поведения сторон, с тем чтобы установить необходимое справедливое регулирование для каждого такого случая.

Общее требование добросовестного поведения дает юридический инструментарий правоприменителю, который, обнаружив несправедливость в конкретном казусе, при отсутствии конкретной нормы для его разрешения может обратиться к генеральному положению.

По мнению М.М. Агаркова, «начало доброй совести, введенное в надлежащие рамки, означает не что иное, как честность в отношениях между людьми. Оно означает, что каждый должен оправдать то доверие, без которого невозможно совершение гражданских сделок…

Начало доброй совести означает борьбу с прямым или косвенным обманом, с использованием чужого заблуждения или непонимания…» [1, с. 375-376].

Думается, именно умелый симбиоз правовых норм с категориями неправовыми – скорее моральными, а потому оценочными – совершенно правильно выбранное направление развития российской цивилистики.

Список литературы:

  1. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М., 2002. Т. 2.
  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотипное. М.: Статут, 2001. Кн. 1. 848 с.
  3. Вавилин Е.В. Концепция развития российского гражданского законодательства: основные направления // Гражданское право. 2010. № 1. С. 3 — 5.
  4. Витрянский В.В., Суханов Е.А. Основные проблемы частного права. Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского / отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. 575 с.
  5. Вороной В. Добросовестность как гражданско-правовая категория // Законодательство. 2002. № 6. С. 29.
  6. Гребенкина И.А. Принцип добросовестности в российском гражданском праве // Бюллетень нотариальной практики. 2011. № 2. С. 15 — 17.
  7. Дождев Д.В. Добросовестность (bona fides) как правовой принцип // Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2000
  8. Ермолова О.Н., Мотыван Е.А. Общие положения о договорах в проекте Гражданского кодекса Российской Федерации // Гражданское право. 2011. № 1. С. 43 — 47.
  9. Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. № 3. С. 34.
  10. Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. 423 с.
  11. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. № 1.
  12. Ожегов С.Н. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999.
  13. Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. 221 с.
  14. Сарбаш С. Исполнение обязательств // Хозяйство и право. 2009.                № 3. С. 26.
  15. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 5-е изд., перераб. М.: Статут, 2010. 893 с.

Источник: https://sibac.info/studconf/science/ii/27364

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector